Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Анатомия трампизма: команда 45-го президента США

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Владимир Васильев

Анатомия трампизма: команда 45-го президента США


Васильев Владимир Сергеевич − главный научный сотрудник Института США и Канады РАН, доктор экономических наук.


Анатомия трампизма: команда 45-го президента США

Судьба президентства Д. Трампа напрямую зависит от поведения членов его команды, его ближнего и дальнего окружения. При этом популярные сейчас идеологизированные лозунги и формулировки, характеризующие трампизм как американское издание современного экономического национализма, слабо коррелируют с мировоззренческими установками и профессиональными навыками ключевых фигур администрации Трампа.

Первые достаточно неоднозначные и противоречивые результаты пребывания Дональда Трампа в должности президента США породили представление, что главными причинами неудач и сбоев в деятельности новой американской администрации, в том числе и в части обещанного Д. Трампом улучшения российско-американских отношений, являются два обстоятельства политического плана.

Во-первых, это противостояние между исполнительной и законодательной ветвями власти, Белым домом и Капитолием. Во-вторых ‒ «культурологическая война» между Белым домом и американскими СМИ, преимущественно либерально-демократическими, которые на всем протяжении 2016 г. поддерживали кандидата на пост президента США от Демократической партии ‒ Хиллари Клинтон, демонизируя при этом Д. Трампа. В последнем случае незатихающие сражения на «медийном фронте» представляют собой не что иное, как попытку либерально-демократических СМИ взять реванш за поражение в ноябре 2016 г. и вплотную подвести Трампа к добровольному или вынужденному уходу с поста президента США.

Гораздо меньшее внимание уделяется составу той команды и тем фигурам, которых привел к руководству исполнительной ветви власти сам Трамп. Не будет преувеличением сказать, что в настоящее время «квинтэссенцией» трампизма являются именно назначенцы, наделенные колоссальными полномочиями и рычагами власти. Эти политические фигуры оказывают самое непосредственное влияние на выработку внешнеполитического и внутриполитического курсов США, и их советы и рекомендации выливаются в действия и законодательные инициативы Белого дома. кроме того, от высшего и среднего звена руководителей исполнительной ветви власти зависит реализация указов и директивных предписаний Трампа, что напрямую связано с эффективностью государственного руководства экономикой и американским обществом в целом.

Уникальность президентства Трампа

Вполне можно согласиться с общим диагнозом, что президентство Д. Трампа во многих отношениях является уникальным. Уникальность состоит, среди прочего, в том, что впервые в американской истории в качестве субъекта принятия решений на высшем политическом уровне в полной мере стала присутствовать семья президента. Примеры клановости в американской политике на уровне Белого дома имели место и в прошлом: достаточно вспомнить президента Джона Кеннеди (1961‒1963), который сделал своего брата Роберта Кеннеди министром юстиции и своим ближайшим советником по многим вопросам внешней и внутренней политики. Х. Клинтон, будучи первой леди США в годы президентства ее мужа Уильяма (Билла) Клинтона (1993‒2001), также оказывала влияние на принятие многих решений в Белом доме в тот период. Про Джорджа Буша-мл. (2001‒2009) говорили, что фактически Америкой вместо него «из-за кулис» руководил его отец – 41-й президент США Джордж Буш-ст.

Но с клановостью в таком явном виде, как при Трампе, напоминающей династическое правление политических кланов во многих странах Африки, Азии и Латинской Америки, США столкнулись впервые. «Революция Трампа» сравнительно быстро заставила интеллектуальные круги США вспомнить о «железном законе олигархии». Сформулированный еще в начале XX в. видным немецким социологом того времени Робертом Михельсом, он гласит, что «практически наверняка социальная группа, которая установит контроль над инструментами коллективной власти, сделает все возможное, чтобы сохранить его над ними» [Michels, p. 234]. В ходе президентской кампании 2016 г. закон Р. Михельса проявился в тезисе о том, что «Д. Трамп представляет собой экзистенциальную угрозу американской демократии» [Blow]. С тех пор этот стереотип стал важнейшим идейным постулатом всех антитрамповских сил в борьбе против Трампа и его ближайшего окружения, включая семью американского мультимиллиардера [Pitts].

Фундаментальной проблемой является не столько формальное участие тех или иных членов семейного клана в принятии решений на высшем государственном уровне, сколько влияние семейных ценностей на общий вектор внешней и внутренней политики администрации Трампа. Новейшие исследования американских политологов, посвященные влиянию системы семейных ценностей представителей династических политических кланов на их поведение в Конгрессе США (при избрании в сенат и/или палату представителей), показывают, что с течением времени «политическая власть становится de facto наследственной по причинам, совершенно не связанным с различиями в семейных характеристиках» [Dal Bó, p. 137].

Рис. Конфигурация принятия решений в Белом доме при Д. Трампе
схема.jpg

Своего рода путеводителем по лабиринтам нынешней высшей вашингтонской власти является книга Николая Злобина «Кто есть кто в команде Трампа?» [Злобин] [1]. Приведенные в ней материалы свидетельствуют, что проблема клановости будет одной из центральных в течение всего пребывания Трампа в Овальном кабинете Белого дома. Судя по всему, Трамп рассматривает свое президентство как продолжение созданной им семейной бизнес-империи. Он «сделал беспрецедентный для Америки шаг, повысив своего зятя, мужа Иванки Трамп Джареда Кушнера, до статуса старшего советника своей президентской администрации» [Злобин, с. 90‒91]. В марте 2017 г. И. Трамп официально заняла должность помощника президента по вопросам социальной политики, женщин и меньшинств.

Роль дочери президента уже наглядно проявилась по меньшей мере в трех эпизодах. Во время визита канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Вашингтон в середине марта 2017 г. во время встречи Д. Трампа и А. Меркель с представителями деловых кругов США и Германии Трамп посадил Иванку рядом с Меркель; И. Трамп была инициатором американского удара по сирийской базе ВВС 7 апреля с.г.; наконец, во время встречи «большой двадцатки» в Гамбурге 7‒8 июля она на некоторых официальных заседаниях глав государств сидела вместо отца, выступая, таким образом, в роли главы американской делегации. Джаред Кушнер занимается вопросами внешней политики, концентрируясь на вопросах политики США на Ближнем и Среднем Востоке, внешнеторговых связей и государственного партнерства с частным сектором. О его роли в принятии решений в Белом доме косвенно свидетельствует тот факт, что в западном крыле Белого дома, где находятся рабочие помещения, Д. Кушнер получил лучший кабинет, расположенный «в шаговой доступности» от Овального кабинета. Здесь традиционно работали самые доверенные лица президентов [Vick].

Таким образом, за исключением вопросов экономической политики, в которой Д. Трамп может считать себя высшим авторитетом, в большей части сегментов внешней и социальной политики между ним и членами его кабинета сформировался «семейный фильтр» в лице его зятя и дочери.

Важной частью семейных ценностей Дж. Кушнера и И. Трамп является ортодоксальный модернизм в иудаизме. Выйдя замуж за Кушнера в 2009 г., И. Трамп приняла иудаизм; сам Кушнер вырос в ортодоксальной еврейской семье. Семья соблюдает «Шаббат, воздерживаясь от использования техники от захода солнца в пятницу до захода солнца в субботу» [Злобин, с.133]. При этом сам Д. Трамп индифферентен к религиозным ценностям, и этот фактор играет немалую роль в его подходе к проблемам внешней и внутренней политики. Злобин делает особый упор на то обстоятельство, что Трамп является первым в истории США президентом, «который – причем демонстративно − довольно равнодушно относится к религии. Он и до этого никогда не был особенно религиозным человеком, но его избирательная кампания показала, насколько незначительную роль традиционные религиозные ценности играют в его политическом видении» [Злобин, с. 22].

Вполне возможно, что именно в сравнительно безразличном отношении к американской системе традиционных протестантских ценностей следует искать «аномальную слабость», которую Трамп питает к России и ее президенту. («Слабость», которая стала объектом атаки всех антитрамповских сил, пытающихся добиться досрочного прекращения 45-ым президентом исполнения своих обязанностей.) Так, главой администрации Белого дома – ключевой политической фигурой в окружении Трампа, – хоть и ненадолго [2], стал Райнхольд Ричард (Райнс) Прибус, на протяжении 5 лет занимавший пост председателя Национального комитета Республиканской партии. Р. Прибус исповедует греческое православие. Это обстоятельство в какой-то мере может сказываться на его позиции в отношении России. Во-первых, Прибус выступает в поддержку переговоров и за продолжение отношений с Россией; во-вторых, он не верит информации разведсообщества США о российском вмешательстве в ход президентской кампании 2016 г. [Злобин, с.124, 126].

Кроме того, бабка и дед Д. Кушнера, родом из г. Новогрудок (западная часть Белорусской ССР), пережили холокост в годы гитлеровской оккупации. А первой женой Трампа была Ивана Мари Зелничкова, которая родилась и жила в Чехословакии до своей эмиграции в Канаду в начале 1970-х годов. В результате этого брака Трамп стал отцом трех детей, в том числе Иванки (1981 г.р.). Имя «Иванка» имеет чешское, белорусское и болгарское происхождение и означает «помилованность божественными силами». Тот факт, что брак с И. Зелничковой не был случайной «ошибкой молодости», нашел подтверждение в третьем браке Трампа – с Меланией Кнавс (1970 г.р.), которая родилась и выросла в Словении (бывшая Югославия) до своей эмиграции в Италию в конце 1980-х годов. В результате, как отмечает Злобин, «Меланья Трамп вошла в Белый дом как вторая в истории супруга президента, рожденная за пределами Соединенных Штатов. Первой была Луиза Адамс, жена президента Джона Квинси Адамса (1825‒1829), которая хоть и родилась в семье американского консула, но в Лондоне. Меланья же стала первой в истории супругой президента, для которой английский язык не является родным» [Злобин, с.94].

Эти отклонения от традиционных американских норм формирования «первых семей Америки», безусловно, вносят вклад и в отчужденность Трампа и его семейства от официального Вашингтона, и в необычайно низкий уровень его общественной поддержки – самый низкий среди всех американских президентов за последние 65 лет, начиная с Дуайта Дэвида Эйзенхауэра. На седьмой месяц президентства поддержка Трампа не превышает 35%, что в 1,5‒2 раза ниже, чем у всех его 9 предшественников [Presidential Job…].

«Глобальный имперский проект»: перезагрузка?

Самая расхожая интерпретационная модель феномена трампизма сводится к тому, что американское общество стало «испытывать усталость от многолетнего господства той части американской политической элиты, которая олицетворяла глобальный имперский проект и была тесно связана с международными финансовыми кругами». В результате «промышленная элита Америки в значительной степени оказалась на вторых ролях в собственной стране, что противоречит всей американской истории и американской традиции. Производство стало все более активно перетекать из США в другие страны …» [Злобин, с.17]. Иными словами, в США возник острейший конфликт между элитами финансовой, ориентированной на развитие виртуальной экономики «биржевых пузырей», и промышленно-предпринимательской, приоритетом которой является научно-технический прогресс и развитие реального сектора экономики. Исходя из этого, можно было предположить, что вместо финансистов с Уолл-стрита коридоры вашингтонской власти заполнят промышленники и успешные предприниматели.

Однако знакомство с биографиями и послужными списками ключевых назначенцев экономического блока администрации Трампа рисует иную, гораздо более противоречивую картину. Большая их часть работала в ключевых финансовых структурах и, более того, сохранила «тесные связи с Уолл-стрит» [Злобин, с.185]. Это в первую очередь относится к такой влиятельной фигуре, как министр финансов Стивен Тёрнер Мнучин, который в период с 1985 по 2002 г. был сотрудником одного из крупнейших транснациональных инвестиционных банков ‒ «Голдмен Сакс», олицетворяющего собой либеральный глобализационный проект. В период с 2009 по 2015 г. С. Мнучин был председателем созданного им банка «Уан Уэст Бэнк» со штаб-квартирой в Калифорнии, в 2015 г. поглощенного банковским холдингом «Сит Бэнк», расположенным в Нью-Йорке, в результате чего Мнучин стал председателем этого холдинга. И хотя банковские структуры, которыми руководил Мнучин, были ориентированы на выдачу кредитов и развитие малого и среднего бизнеса внутри США, Калифорния и Нью-Йорк играли и играют главную роль в процессах глобализации американской экономики и зависят от нее.

Вторая ключевая фигура экономического блока администрации Д. Трампа – министр торговли Уилбур Луис Росс, на протяжении 24 лет (c 1976 по 2000 г.) работавший в инвестиционном банке «Ротшильд Инк.». В 2002 г. он учредил металлургическую компанию «Интернешнл Стил Групп». Как указывает Злобин, У. Росс «известен инвестициями во множество глобальных отраслей как в Америке, так и за ее пределами» [Злобин, с. 199]. можно сделать вывод, что экономическое благополучие и перспективы развития американских фирм и компаний, к созданию и руководству которых имел отношение Росс, напрямую связаны с освоением внешних, экспортных рынков. Именно этот подход в начале 1990-х годов определял американскую политику при создании ВТО в 1995 г. и в последующем, при разработке и заключении соглашений о зонах свободной торговли.

Первым крупным начинанием министерства энергетики США под руководством Джеймс Ричард (Рик) Перри стала подготовка Плана развития энергетического потенциала США, обнародованного президентом Трампом в конце июня с.г. Общая направленность плана состоит в том, чтобы в течение следующих 8 лет превратить США из нетто-импортера углеводородов в их нетто-экспортера. Представляя план в здании Министерства энергетики США, Трамп заявил, что США «обеспечены на 100 лет вперед запасами природного газа и на 250 лет вперед запасами высококачественного угля. Мы являемся ведущей нефтедобывающей страной в мире и стоим на первом месте по добыче природного газа». Поэтому, как с пафосом заявил Трамп, США «не желают, чтобы другие страны покушались на наш суверенитет и диктовали нам, что и как делать в сфере энергетики. Этого не произойдет. Благодаря нашим колоссальным энергоресурсам моя администрация будет добиваться не только американской энергетической независимости, к которой мы так долго стремились, но и американского энергетического доминирования». Это доминирование, пояснил Трамп, означает, что США «станут энергоэкспортерами. Мы будем доминировать, поскольку мы будем экспортировать американскую энергию по всему миру, по всему земному шару. Этот экспорт энергии создаст бесчисленные рабочие места для наших людей и обеспечит истинную энергетическую безопасность нашим друзьям, партнерам и союзникам по всему миру» [Remarks…].

Американские аналитики при этом не преминули отметить, что в конечном итоге энергетическая стратегия Трампа своим острием направлена против России и имеет целью ее максимально возможное вытеснение с мировых рынков энергоносителей, что может обернуться «полным крахом российской экономики, построенной на модели мировой бензоколонки» [Kudlow].

Наконец, влиятельный министр транспорта Элейн Лан Чао ‒ бессменный министр труда в администрации Буша-мл. в 2001‒2009 гг. и супруга лидера республиканского большинства в Сенате Митча Макконнелла ‒ еще в 2009 г. на сайте фонда «Наследие» (влиятельного мозгового центра Республиканской партии) призвала к «разоблачению безрассудного и ложного патриотизма в отношении торгового протекционизма» [Злобин, с. 210].

Своим главным экономическим советником и директором Национального экономического совета Трамп назначил инвестиционного банкира Гэри Д. Кона, который с 1990 г. работал в инвестиционном банке «Голдмен Сакс», с 2006 по 2017 г. будучи президентом и управляющим директором этого банка. В последние годы работы в «Голдмен Сакс» Г. Кон получал ежегодно по 21‒22 млн долл., а при переходе на работу в администрацию Трампа банк выплатил ему «выходное пособие» в 285 млн долл. [Matt]. Помимо столь тесных связей с Уолл-стрит, по своим политическим убеждениям Кон является демократом. В принципе, Х. Клинтон в случае своего избрания президентом вполне могла назначить Кона главным советником по вопросам дальнейших этапов реализации либерального глобального проекта.

Экономическое кредо Кона сводится к тому, что «американские корпорации должны работать в условиях очень жесткой рыночной конкуренции». При этом он твердо придерживается точки зрения, что сильный доллар негативно скажется на объемах промышленного производства и уровне занятости в США, а потому выступает за повышение процентной ставки Федеральной резервной системы (ФРС), что должно послужить сигналом для повышения «процентных ставок по всему миру» [Злобин, с.176].

В этом плане главным неизвестным аспектом экономической политики администрации Трампа является отношение президента к ФРС – Центробанку США, который, по сути, играет роль главной движущей силы американского глобального финансово-экономического доминирования. Злобин прямо задается вопросом, что ожидает ФРС при Трампе, подчеркивая, что «в ходе предвыборной кампании Д. Трамп неоднократно критиковал ФРС и его действующего председателя Джанетт Йеллен» [Злобин, с.62]. В США, в том числе и в последнее время, неоднократно выдвигались различные варианты реформирования ФРС, имеющие целью переориентировать ее на поддержку реального сектора экономики США вместо укрепления позиций доллара как основной мировой резервной валюты [См., в частности: Designing…].

После избрания Трампа президентом ФРС трижды повышала базовую процентную ставку, которая была увеличена с 0,50‒0,75% в декабре 2016 г. до 1,00‒1,25% в настоящее время, т.е. в два раза [Board…, p. 33]. В результате в течение первой половины 2017 г. произошла девальвация доллара США примерно на 5% [Board..., p. 30], что стимулировало экспорт американских товаров, объем которого вырос за 5 месяцев 2017 г. до 638 млрд долл. по сравнению с 593 млрд долл. за первые пять месяцев 2016 г.[ U.S. Census Bureau…, p.1].

Можно также отметить, что в США прекратились разговоры о скорой отставке председателя ФРС Дж.Йеллен в начале 2018 г. в связи с истечением срока ее полномочий ‒ после того как Трамп дал понять, что не считает ее не справляющейся с обязанностями председателя ФРС [Zarya].

«Теневой кабинет» финансовых плутократов и капитанов большого бизнеса

Известно, что на протяжении всей своей жизни Трамп был окружен предпринимателями всевозможного рода, и это весьма важный фактор. Н. Злобин, например, связал избрание Трампа с тем, что «выдающийся опыт Дональда Трампа в бизнесе» и «навыки ведения агрессивных переговоров придутся на руку главному политику страны не только в процессе формирования экономической политики, но также в дипломатии и внешней политике» [Злобин, с. 271].

Важнейшей новацией Трампа в области государственного управления явилось создание Президентского форума стратегии и политики, куда вошли наиболее успешные бизнесмены США. Таким образом, Трамп «планирует продолжать опираться на тесные связи с бизнес-сообществом. Это безусловно может напрямую оказать влияние на принятие им политически значимых решений» [Злобин, с.271]. Не будет преувеличением сказать, что Президентский форум стратегии и политики, по сути, стал «теневым кабинетом» администрации Трампа, особенно принимая во внимание тот факт, что спустя полгода пребывания последнего у власти к исполнению своих служебных обязанностей приступило всего 50 его назначенцев ‒ против примерно 200 высших политических руководителей, назначенных за аналогичный срок при трех предыдущих президентах – Бараке Обаме, Дж. Буше-мл. и У. Клинтоне [Dawsey].

Президентский форум стратегии и политики объединяет руководителей традиционных американских отраслей экономики, таких как автомобилестроение и энергетика, и основных транснациональных высокотехнологичных компаний. Анализ биографий и деловых карьер порядка 15 ведущих бизнесменов, входящих в состав форума, показывает, что доминирующую роль в нем, тем не менее, играют глобалисты, которые связывают развитие своих бизнес-структур с перспективами развития мировой экономики и ее региональных сегментов, с усилением конкурентных позиций американских корпораций в системе мировых экономических связей.

Это прежде всего относится к председателю форума Стивену Шварцману, главе созданной им в 1985 г. глобальной инвестиционной компании «Блэкстоун групп». В 2016 г. журнал «Форбс» назвал С. Шварцмана самым влиятельным человеком в мире финансов. Корпорация «Блэкстоун» является крупнейшей в мире бизнес-структурой по управлению активами; под ее контролем ‒ активы на сумму 361 млрд долл. Как указывает Злобин, Шварцман «обладает существенным влиянием на индустрию глобальных инвестиций и очень много путешествует, встречаясь с производственными инвесторами и бизнес- и политическими лидерами по всему миру» [Злобин, с.274].

К разряду глобалистов, вне всякого сомнения, может быть причислен и Джеймс (Джейми) Даймон – председатель совета директоров и генеральный директор крупнейшего американского транснационального банка «Дж.Пи. Морган Чейз», занимающий эту должность с 2006 г. Важную роль в работе форума играет и Рич Лессер − президент и генеральный директор транснациональной компании «Бостон Консалтинг Групп», имеющей 85 отделений в 48 странах. По оценке Злобина, Р. Лессер является сторонником «поддержки развивающихся экономик и рынков по всему миру как "двигателей глобального роста"» [Злобин, с.287]. В состав форума входит и Карл Дуглас (Дуг) Макмиллан – президент и генеральный директор крупнейшей в мире компании розничных продаж «Уолмарт». Показательно, что с 2009 по 2014 г. он возглавлял международное отделение этой транснациональной корпорации. По состоянию на начало 2017 г. компания «Уолмарт» располагала сетью из 11,7 тыс. супермаркетов в 28 странах мира.

Анализ деловых карьер высших управляющих таких корпораций реального сектора американской экономики, как «Боинг», «Дженерал Моторс», «Дженерал Электрик» и «АйБиЭм», также участвующих в работе форума, показывает, что все они в той или иной степени были связаны с внешнеэкономической деятельностью своих транснациональных гигантов. Это наглядно видно на примере Джеймса Макнерни – бывшего генерального директора корпорации «Боинг», крупнейшего в мире экспортера авиатехники. Дж. Макнерни руководил «Боингом» с 2005 по 2016 г., именно при нем корпорация превратилась в «глобального лидера в производстве коммерческих самолетов», что позволило ей почти удвоить доходы – с 52,5 млрд долл. в 2004 г. до 96,1 млрд долл. в 2016 г. [President-elect…].

Уже первые политически резонансные инициативы администрации Трампа ‒ в частности, Указы о временном запрете на въезд в США граждан 6 мусульманских стран и выходе из Парижского соглашения о климате ‒ привели к тому, что форум покинули представители компаний Силиконовой долины, т.е. реального сектора экономики: Трэвис Каланик, руководитель и создатель компании «Убер Текнолоджис», и Илон Рив Маск, руководитель и создатель компаний «Спейс Икс.» и «Тесла» [All the CEOs…].

В середине августа Трамп официально распустил форум стратегии и развития после того, как его покинуло большинство его членов в знак протеста против реакции Белого Дома на беспорядки в Шарлотсвилле (штат Вирджиния), спровоцированные решением демонтировать памятник генералу Р. Ли, возглавлявшему войска Конфедерации во время Гражданской войны 1861-1965 гг. В официальном заявлении членов Президентского форума стратегии и развития отмечалось, что «нетерпимости, расизму и насилию абсолютно нет никакого места в нашей стране, поскольку они противоречат системе фундаментальных американских ценностей. Президентский форум стратегии и развития считался беспартийной группой лидеров делового мира, призванных служить своей стране путем предоставления президенту прямых советов и рекомендаций по ускорению темпов экономического роста и созданию рабочих мест в Соединенных Штатах. Мы полагаем, что дебаты о роли форума постепенно отвлекли нас от искреннего желания и благородных намерений способствовать выработке политике по улучшению повседневной жизни американцев»  [Trump’s…].

Однако истинная причина «самороспуска» Президентского форума стратегии и развития видится именно в международном резонансе на скандальные события в Шарлотсвилле, когда администрацию Трампа и его самого стали ассоциировать с проявлениями «фашизма, нео-нацизма и антисемитизма» [You will not…]. Использование событий в Шарлотсвилле стало своеобразным «моментом истины», раскрывшим истинный – глобальный − вектор направленности экономических и финансовых интересов сил, сгруппировавшихся на первых этапах деятельности администрации Трампа и замаскированных за фразами об «улучшении жизни рядовых американцев».

Таким образом, получившие широкое хождение представления о трампизме как современном американском издании экономического национализма не находят подтверждения в мировоззренческих установках и профессиональных навыках ключевых фигур администрации Трампа, ответственных за разработку и реализацию ее экономической и внешнеэкономической политики. Более того, феномен трампизма можно даже интерпретировать таким образом, что спустя 25 лет после начала глобализации финансовая и деловая элиты Америки, олицетворяемые Уолл-стритом и Нью-Йорком, разочаровались в способности политического Вашингтона добиваться глобального доминирования США привычными инструментами и подходами, основанными на концепциях «мягкой силы» и «дозированного» применения военной силы. В условиях многополярного мира американские финансово-экономические элиты решили действовать напрямую, минуя вашингтонских «брокеров и посредников». Именно поэтому за новой идеологической оболочкой администрации Трампа все чаще проглядывают прежние имперские амбиции и стереотипы американской «исключительности».

Примечания:

[1] Этот справочник ‒ плод коллективных усилий возглавляемого Н. Злобиным вашингтонского Центра глобальных интересов, что отмечается в короткой аннотации к книге, где сам Злобин назван главным автором [Злобин, с. 7]. В издании даются характеристики не только окружения президента, но и ведущих сенаторов и конгрессменов, которых, как известно, никак нельзя причислить к команде Трампа, с изложением взглядов каждого из них на современную Россию, не оставляющим сомнений в том, что нынешний Конгресс 115-го созыва является самым антироссийским за последние 20 ‒ 25 лет.

[2] Р. Прибус пробыл на посту главы администрации Белого дома всего 189 дней – беспрецедентно малый срок для высокопоставленных сотрудников такого уровня за всю историю существования должности. Он был отправлен в отставку «за неспособность провести через Конгресс внутриполитическую программу президента Трампа» [Palmeri].

Литература:

Злобин Н. Кто есть кто в команде Трампа? М. 2017. 432 с.

All the CEOs who are staying on Trump’s elite advisory board after the Paris climate decision // Quartz. June 03, 2017. – URL: qz.com/997738/all-the-ceos-who-are-staying-on-trumps-elite-advisory-board-after-the-paris-climate-decision/ (date of access: 02.08.2017).

Blow Ch. Trump Is an Existential Threat // The New York Times». Nov. 3, 2016. – URL: nytimes.com/2016/11/03/opinion/campaign-stops/trump-is-an-existential-threat.html (date of access: 02.08.2017).

Board of Governors of the Federal Reserve System. Monetary Policy Report. July 7, 2017. Wash. 2017.

Dal Bó E., Dal Bó P., Snyder J. Political Dynasties // The Review of Economic Studies. 2009. № 76 (1). Pp. 115-142.

Dawsey J. Trump badly lagging Obama, Bush, Clinton in political appointees // Politico. 07.14.2017. – URL: politico.com/story/2017/07/14/trump-political-appointees-compared-to-obama-bush-240573 (date of access: 02.08.2017).

Designing Resilient Monetary Policy Frameworks for the Future. Jackson Hole Economic Policy Symposium // The Federal Reserve Bank of Kansas City. August 25-27, 2016. – URL: kansascityfed.org/publications/research/escp/symposiums/escp-2016 (date of access: 02.08.2017).

Kudlow L. Trump Has Putin over a Barrel. In Warsaw, he called the Russian president’s energy bully-bluff // National Review. July 7, 2017. – URL: nationalreview.com/article/449324/trump-takes-aim-russias-energy-market-share-warsaw-speech (date of access: 02.08.2017).

Matt E. Trump adviser Gary Cohn's $285 million Goldman Sachs exit raises eyebrows // CNN Money/ January 27, 2017. – URL: money.cnn.com/2017/01/26/investing/gary-cohn-goldman-sachs-exit-trump/index.html (date of access: 02.08.2017).

Michels R. Political Parties: A Sociological Study of the Oligarchical Tendencies of Modern Democracy. Kitchener. 2001.

Palmeri T., Dawsey J., Isenstadt A. Priebus out as chief of staff, Gen. John Kelly to replace him.// Politico. 07.28.2017. – URL: politico.com/story/2017/07/28/trump-names-gen-john-kelly-as-chief-of-staff-priebus-out-241105 (date of access: 02.08.2017).

Pitts L. Pitts: Trump is a threat to American democracy // The Mercury News/ May 11, 2017. – URL: mercurynews.com/2017/05/10/pitts-trump-is-a-threat-to-american-democracy/ (date of access: 02.08.2017).

President-elect Trump Establishes the President’s Strategic and Policy Forum. Press Releases // Blackstone. Dec. 02, 2016. – URL: blackstone.com/media/press-releases/president-elect-trump-establishes-the-president-s-strategic-and-policy-forum (date of access: 02.08.2017).

Presidential Job Approval. F. Roosevelt (1941) – Trump // The American Presidency Project. – URL: presidency.ucsb.edu/data/popularity.php (date of access: 17.08.2017).

Remarks by President Trump at the Unleashing American Energy Event // The White House. June 29, 2017. – URL: whitehouse.gov/the-press-office/2017/06/29/remarks-president-trump-unleashing-american-energy-event (date of access: 02.08.2017).

Trump’s business advisory council disbands // The Hill. 08.16.17. − URL: thehill.com/policy/finance/346821-trumps-business-advisory-council-disbands-report (date of access 17.08.2017).

U.S. Census Bureau. U.S. Bureau of Economic Analysis. BEA 17-34. U.S. International Trade in Goods and Services. July 6, 2017. P. 1. – URL: bea.gov/newsreleases/international/trade/2017/trad0517.htm (date of access: 18.08.2017).

Vick C. Family First: The Trials of Jared Kushner // Time. June 1, 2017. – URL: time.com/4800796/the-trials-of-jared-kushner/ (date of access: 02.08.2017).

You will not replace us”: a French philosopher explains the Charlottesville chant // Vox, Aug. 15, 2017. – URL: vox.com/world/2017/8/15/16141456/renaud-camus-the-great-replacement-you-will-not-replace-us-charlottesville-white (date of access: 17.08.2017).

Zarya V. Donald Trump Is Open to Janet Yellen Serving Another Term As Reserve Chair // Fortune. Apr. 13, 201. – URL: fortune.com/2017/04/13/donald-trump-janet-yellen-3/ (date of access: 02.08.2017).

Читайте также на нашем портале:

«150 дней президентства: Армагеддон Дональда Трампа» Наталья Травкина

««Трампизм» во власти: противостояние продолжается » Наталья Травкина

«Меняющаяся Америка: размышления над «Империей свободы» Н. Злобина» Владимир Васильев

«Американская внешняя политика и ее архитекторы: взгляд слева» Тимофей Дмитриев

««Трампономика» и параметры глобальной нестабильности» Петр Яковлев

«Президентские выборы 2016 г. в США: итоги и перспективы» Наталья Травкина

« Случайная аномалия или предвестник турбулентности (Особенности президентской кампании 2016 г. в США)» Наталья Травкина

«Эволюция концепции американской исключительности и роль США в мировом порядке» Владимир Васильев

«Иммиграционная реформа в президентской кампании 2016 года» Наталья Травкина, Александра Филиппенко


Опубликовано на портале 18/08/2017



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика