Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Ждём: имя преемника, Новый год и институт национального лидера

Версия для печати

Виталий Третьяков

Ждём: имя преемника, Новый год и институт национального лидера


Выборы завершились. Эксперты и политики продолжают то ли анализировать, то ли просто обсуждать, то ли непросто оправдывать их результаты. Я предлагаю взглянуть на то, какой отблеск результаты выборов отбрасывают на будущее. Впрочем, и о собственно выборах сказать придётся.
 
Выборы как референдум
Как референдум относительно доверия Владимиру Путину выборы, безусловно, удались. Уже неоднократно отмечалось, что суммарный результат «Единой России» и «Справедливой России», двух очевидно пропрезидентских партий, равен многократно промеренному рейтингу Путина. Ясно также, что без участия президента в избирательном списке «Единой России», результат этой партии был бы существенно ниже, скорее всего - ниже 50 процентов.
Так что по референдуму вопросов нет - есть вопрос, как Владимир Путин собирается распорядиться этим результатом. А равно - как станут использовать свою победу функционеры «Единой России», особенно в регионах?
 
Крах русского либерализма
Я настаиваю на том, что 2 декабря 2007 года русский либерализм как течение политической мысли, как политическая партия (группа партий) и как набор конкретных политических фигур умер.
Конечно, либеральная идея продолжает существовать в головах разнообразных её носителей. Безусловно, либеральный стиль и образ жизни по-прежнему присущи нескольким миллионам граждан России, правда, часто в самых асоциальных или по крайней мере сугубо эгоистических (социал-дарвинистских) формах. Справедливо и то, что путинская команда (несколько менее корректно - вся «Единая Россия») продолжает экономические реформы, используя и либеральные модели. Но всё это в совокупности всё равно не может трактоваться как продление существования отечественной либеральной партии как самостоятельной и самодостаточной силы. Она мертва. И виноваты в этом только и исключительно сами русские либералы, большинство из которых являются таковыми только по самоназванию или не более чем «либералами для себя», но не для других.
Суммарный результат двух главных наших так называемых правых партий не дотягивает и до 5 процентов (то есть они не смогли бы преодолеть и ранее существовавший барьер прохождения в Думу). Добавление к этой паре остальных групп (квазипартий) - как допущенных к выборам, так и выведенных из избирательной кампании, вряд ли позволило бы им всем вместе набрать 7 процентов. А ведь существовала ещё проблема их объединения (точнее - необъединения).
Будем надеяться, что русский либерализм всё-таки возродится - с новыми лицами и на новой, не антигосударственной, основе. Ибо он, конечно, нам нужен.
Но вряд ли это произойдёт до следующих парламентских выборов - слишком цепко держатся за ноги новых и перспективных фигур политические трупы прошлого.
 
Легитимность выборов
У меня нет сомнения, что в ходе предвыборной кампании властью использовались административный и информационный ресурсы, а в ходе самого голосования происходили определённые манипуляции. Вряд ли всё это существенно повлияло на итоги выборов фундаментально (например, либералов мы всё равно в Думе не увидели бы), хотя кое-кому, видимо, и помогло улучшить свой результат.
Я полностью за то, чтобы ЦИК и суды рассмотрели все документально обоснованные претензии что КПРФ, что «Яблока». Единственное, что я отвергаю полностью и без всяких оговорок - это какой-либо «внешний контроль» за нашими выборами и их «внешнюю оценку». По крайней мере до той поры, пока наш МИД или другие не менее авторитетные государственные институты России не начнут публично «оценивать» выборы в каком-нибудь графстве Йоркшир или штате Техас. Впрочем, я считаю, что в число приоритетных задач нашего МИДа такая публичная оценка в абсолютном большинстве случаев не входит, что не исключает, конечно, анализ любых результатов любых выборов в любой стране отечественными дипломатами и политиками для осмысления того, как развиваются политические тенденции в мире.
Суверенитет России должен быть абсолютен - во всяком случае в пределах того, что не является покушением на чужой суверенитет. Тем более что сегодня Россия не учит жить никого. Одно это (ещё не самое главное) позволяет ей просто игнорировать попытки каких-либо поучений со стороны других, что суверенных в не меньшей, чем она, степени, что, особенно, квазисуверенных, государств.
 
Политические результаты выборов
В Думу прошли четыре партии - это так сказать самый демократический из всех возможных вариантов развития событий.
Это означает, что форсированного перехода к двухпартийности (тем более - полуторапартийности) не произошло. Безусловно, движение к фактической двухпартийности при формальной многопартийности наша политическая система продолжит (ибо это глобальная тенденция), но на этом пути у нас ещё возможны разные варианты идеологических и партийных комбинаций.
Настаиваю на своей позиции: на нынешнем историческом этапе наша партийно-политическая система формируется не по линии консерватизм-либерализм или социализм-либерализм, а по оригинальным российским линиям политических водоразделов (либо отсутствия оных). Все четыре прошедшие в Думу партии являются этатистскими (державническими, государственническими). Антигосударственнические политические группировки избирателем отвергнуты полностью.
Роль, функции и «объёмы» государства трактуются нашими парламентскими партиями по-разному (там, где такая рефлексия вообще присутствует), но ни одна из них не выступает за «маленькое государство» и тем более за даже «бархатное» попадание России под чужой (индивидуальный или коллективный) суверенитет.
Наиболее ясно различимое отличие наших парламентских партий проходит по линии коммунизм-антикоммунизм. КПРФ и «Справедливая Россия» - это прокоммунистические партии (имеется в виду, разумеется, «коммунизм» как синоним «советизму», или «советскому социализму»). «Единая Россия» и ЛДПР - очевидно антикоммунистические партии.
И это неудивительно. 74 года советской власти - гигантский и многосмысленный период отечественной истории, вычеркнуть который никому не удастся, а потому проблема «советизма-антисоветизма» по-прежнему остаётся актуальной психологической, политической и исторической доминантой нашей общественной метафизики и нашего политического поведения.
Последний существенный штрих в описании политических результатов голосования 2 декабря как парламентских выборов - победа «Единой России» с получением конституционного (две трети мандатов) большинства в Думе. Между прочим, здесь надо отметить, что это всего лишь одна палата нашего парламента, а есть ещё Совет Федерации с его менее ясной (по крайней мере формально) партийной конфигурацией.
 
Три проблемы «Единой России»
Вообще-то говоря, у этой партии проблем больше, но я коснусь лишь тех трёх, которые наиболее актуальны в свете победы ЕР на выборах.
Не без труда и, конечно, не без помощи Владимира Путина, но «Единая Россия» продемонстрировала свою эффективность как электоральная партия, то есть механизм по мобилизации избирателей для голосования по тому или иному вопросу. Этим сделан существенный шаг в развитии этой структуры от фазы квазипартийности или протопартийности к фазе полноценной партийности. Продолжится ли движение по этому пути?
Конституционное доминирование этой партии (да ещё при том, что она направляется путинской рукой, то есть рукой эффективного президента) на общенациональном (федеральном) уровне более или менее естественно и не вызывает особых опасений. Опасения вызывает возможный перенос федерального доминирования на региональный уровень. Многопартийность (реальная) и оппозиционность (реальная и не антигосударственническая) более всего нужны в регионах, на местах, в глубинке. А глубинка - это не только отдалённые деревни или Крайний Север. Политическая глубинка - это, например, и Москва.
Меня как москвича и гражданина России, голосующего в Москве, совершенно не удовлетворяет доминирование «Единой России» (во всяком случае, в её нынешнем варианте) в столице, непрозрачность и авторитарность действий городских властей.
Я реально опасаюсь, что победа «Единой России» на федеральном уровне с результатом 64 процента будет толковаться московским градоначальством как и его абсолютная победа в столице, хотя тут результат ЕР, во-первых, на целых 10 процентов ниже, во-вторых, без поддержки Путина он был бы меньше 50 процентов, в-третьих, «безальтернативность» московской власти и так стала слишком уж большой обузой для нашего свободного, высокообразованного и демократического по духу города.
Думаю, во многих субъектах Федерации и крупных городах России местные жители могут сказать то же по поводу своих местных властей.
Наконец, меня и, думаю, не только меня очень интересует, сможет ли (да и желает ли) «Единая Россия» уйти из-под наиболее адекватно пока её характеризующего определения «партия бюрократии». У этого вопроса есть и сущностная подоплёка, но упрощённо говоря, этот интерес объясняется и таким вопросом: что случится с этой структурой и чем займутся консолидированные в ней группировки, если из «Единой России» «вынуть» Путина?
 
Проблема Путина
Теперь, после оглашения результатов выборов, мы ждём двух событий - Нового года (очертания которого как праздника более или менее понятны) и объявления Владимиром Путиным имени его преемника (а вот здесь по-прежнему ясности нет).
При всём моём уважении к президенту и принципиальной поддержке его курса лично я не готов голосовать «за любого Пупкина, лишь бы его предложил Путин», как принято в последнее время выражаться в среде российских экспертов, считающих, что и результат этого голосования предрешён.
Ещё больше меня интересует тот «институт национального лидера», идея, но не конструкция которого предложена Кремлём. В самом Путине черты национального лидера я вижу отчетливо, а вот в «институт национального лидера», да ещё весьма туманно описываемый и с неясной конституционной основой, пока верю мало. Теоретически всё ясно: лидерство в «Единой России», а главное - в «гражданском фронте» партий, молодежных и других общественных организаций, научных центров и СМИ, а также лояльных бизнес-групп и вновь созданных российских транснациональных корпораций. Но меня интересуют практические механизмы взаимодействия этого института с органами власти и новым президентом. Ну и многое другое.
Наконец, меня интересует, каким образом Путин собирается, особенно после оставления поста президента, изживать те недостатки «Единой России», о которых я упоминал выше. Тем более что и он сам не удержался от того, чтобы, характеризуя эту партию накануне выборов, заметить, что она «далека от идеала». А ведь редко бывает, чтобы тот, кто «далёк от идеала» при меньшей власти, становится ближе к нему при власти большей. Это - закон политики.
 
 


Опубликовано на портале 08/12/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика