Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Мировой кризис начала ХХI века в высказываниях современников

Версия для печати

Избранное в Рунете

Олег Маслов

Мировой кризис начала ХХI века в высказываниях современников


Мировой кризис начала ХХI века в высказываниях современников

Тема грядущего мирового кризиса не нова, и еще недавно она воспринималась в формате традиционного алармизма, не вызывавшего у большинства экспертов ничего, кроме скепсиса. Но означает ли это, что мирового кризиса не будет в ближайшей исторической перспективе? Так или иначе, есть смысл вдуматься в эти предупреждения...

«Мировой кризис капитализма
обусловлен свойствами, внутренне
присущими самой мировой
финансовой системе»
(Дж.Сорос)
 
 
 
Мировой кризис и форматы его осмысления
В начале каждого года принято подводить итоги года уходящего. Интернет-ресурс «Лента.ру» решил раздать титулы десятке самых интересных экономических зарубежных событий 2007 года и их виновникам. «Титул «Почетный гражданин Рима» получил главный фининспектор США Дэвид Уокер, который сравнил ситуацию в американской экономике с падением Римской империи...».…О необходимости серьезного отношения к грядущему глобальному кризису заявляют эксперты различных стран мира. В 2006 году ИноСМИ.Ru опубликовала перевод статьи из китайской газеты «China Daily» «Пришло время серьезно отнестись к мировому экономическому кризису, к которому нас ведут США». … Китайский аналитик конкретизировал предсказание: «самый большой «мыльный пузырь» в недвижимости, когда-либо известный миру, лопнет в следующие год-два».
 
О грядущем кризисе
Известный российский экономист С.Глазьев отметил следующее: «Первой ласточкой предстоящего глобального кризиса стало банкротство ряда европейских банков, которые занимались перекачкой дешевых кредитных ресурсов Японии на европейские рынки. Одновременно в Америке разворачивается банкротство финансовой пирамиды ипотечных кредитов - объем непогашенных кредитов достиг $10 триллионов. Это типичная финансовая пирамида, которая обслуживается федеральной резервной системой США путем ускорения работы печатного станка. Последний год американский печатный станок работает с темпом $2 млрд. ежедневно, а в августе (2007), чтобы хоть как-то предотвратить последствия проблем с ипотечным кредитованием, фактически кредитная эмиссия возросла до нескольких десятков миллиардов долларов». Х.Цепп-Ларуш приводит алармистские высказывания: «Лорд Вильям Рис-Могг пишет в «Лондон таймс», что «лавина» (падающего доллара) может тронуться в любой момент. Итальянский банкир и бывший министр итальянского правительства Паоло Савона предупреждает об угрожающей финансовой системе «Хиросиме», а главный экономист инвестиционного банка «Морган Стэнли» Стивен Роуч считает, что мир стоит на пороге финансового Армагеддона. Неожиданное богатство метафор для описания катаклизма свидетельствует отнюдь не о пробуждении поэтического дара у авторов — это падает пелена с глаз казалось бы у самых непоколебимых сторонников глобализации. Система изжила себя полностью, на наших глазах».
  Д.Тененбаум считает, что «несмотря на то, что кризис центрирован в США, его опустошительные последствия ни в коем случае не ограничатся одной лишь долларовой финансовой системой, но затронут каждую значительную валюту. Этот кризис угрожает экономической и политической безопасности каждой без исключения нации на земле». Российский интеллектуал Б.Кагарлицкий констатирует: «Уже никто не отрицает того факта, что сейчас речь идет уже о мировом экономическом кризисе, сравнимом с тем, что имел место в 1929-32 годах.  Деловые люди и экономисты, отстаивавшие «общепринятые» теории (conventional economics, как говорят в Америке), - в растерянности.  Между тем кризис не просто можно было предугадать:  он был неоднократно предсказан, даже в деталях.  Достаточно обратиться к работам американца Иммануила Валлерстайна или англичанина Джона Росса, написанным еще до азиатской катастрофы». А Б.Большаков убежден, что «мировая финансовая система стала главным источником глобальных и локальных, явных и скрытых угроз, ибо существует зияющий разрыв между спекулятивным капиталом и фактически произведенным мировым продуктом. Мир наводняется деньгами, не обеспеченными реальной мощностью или товаром. В 2002 году парламент Италии установил, что мировой реальный продукт составляет всего 40 триллионов долларов. Размер спекулятивного капитала в 10 раз больше. Рано или поздно он лопнет как мыльный пузырь».
Известный российский экономист М.Делягин отметил в докладе Кофи Аннана на Саммите тысячелетия следующее: «Накопление богатства перестало вести к решению основных проблем, стоящих перед человечеством. А это свидетельствует об исчерпании традиционного механизма развития человечества и необходимости смены его парадигмы».
Можно привести еще множество цитат известных и малоизвестных интеллектуалов из различных стран мира, говорящих о грядущем мировом кризисе. Но остается открытым вопрос: почему тема грядущего мирового кризиса не находится в фокусе внимания глобального экспертного сообщества? Ответ прост. Во-первых, для большинства финансистов, экономистов и политиков сама мысль, что привычный уклад будет разрушен, является неприемлемой по определению. Аксиома «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» не требует доказательств. Во-вторых, существует критическая масса несбывшихся прогнозов, и именно это служит основанием для скептического отношения к любым публикациям о приближающемся мировом кризисе.  
 
Несбывшиеся предсказания
…Нет необходимости приводить несбывшиеся прогнозы. Любой интеллектуал может назвать не менее десятка «попаданий пальцем в небо» и их авторов. Действительно, подавляющее большинство прогнозов не сбылись, и именно это является поводом для оптимизма для тысяч аналитиков в различных странах мира. Но означает ли это, что мирового кризиса не будет в ближайшей исторической перспективе?
…Известный российский интеллектуал М.Хазин неоднократно заявлял в начале ХХI века о неизбежности грядущего мирового кризиса. При этом назывались конкретные сроки кризиса. Достаточно вспомнить знаковые публикации Хазина 2006 года и его заявление от 27.11.2007 года - «Крах мировой финансовой системы: остались считанные дни». Но сегодня важно понять, что множество алармистских заявлений о предстоящем мировом кризисе – это всего лишь проявления становления новой науки под названием «кризисология». Историк А.Фурсов считает, что «из всех наук для нас важнейшая - кризисология, которую нужно было создавать вчера». И с ним необходимо согласиться.
Безусловно, наиболее распространены в кругах экономистов следующие оптимистические представления:  «О скором закате Четвертого Рима я слышу с начала 1990-х годов, с тех пор как «кердыкнулся» Советский Союз. С той поры нас регулярно потчуют ужастиками начала рокового конца. Некоторые эпигоны идеи неминучего «капута» последней сверхдержавы назначали дату начала смертельной агонии – 2001 год. Не угадали. Даже атака на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке не шибко поколебала американцев, наоборот – дала им в руки флаг борьбы с мировым террористическим злом и в какой-то мере взбодрила нацию…Все разговоры о «спекулятивном фондовом пузыре», который вот-вот лопнет, о необеспеченности доллара национальным богатством являются досужими разговорами журналистов, повторяющих «зады» стародавних теорий экономистов-классиков раннего капитализма Риккардо, Смита и выросшего на их идеях дедушки Маркса» (В.Ветров). Но необходимо признать, что наиболее часто за подобными высказываниями скрывается небескорыстный интерес «быков».
 
Non-alarmism
Ноналармизм – это своеобразное направление мысли в финансово-экономической среде. И это явление требует своего осмысления. Интеллектуалы данного направления практически никогда не дают алармистских прогнозов. Ноналармисты – это профессиональные оптимисты: «Ни одна из проблем, связанных с падением доллара и потенциальной неэффективностью Бреттон-вудской системы II, не сможет привести к неизбежному краху в этом или следующем году, отмечают политики, поскольку мир уже неоднократно выбирался и из более серьезных передряг. Но следует учитывать, что мировые дисбалансы будут лишь обостряться в дальнейшем, несмотря на сокращение дефицита текущего счета в США. Таким образом, мир остается уязвимым и подверженным риску глубокой коррекции» (К.Джайлз). Ноналармисты пытаются не применять весомые слова «кризис», «крушение» и «катастрофа». Проблема обычно позиционируется в неявной, завуалированной форме. Так, известный российский экономист Е.Ясин отмечает: «Безответственная финансовая политика американской администрации… сохранит напряжение в мировой финансовой системе даже в долгосрочной перспективе».
Необходимо отметить, что ноналармизм – это и основное оружие «быков» на фондовом рынке. Алармизм, в отличие от ноналармизма, – многопланов.
 
Алармизм Линдона Ларуша
Как известно, Линдон Ларуш является своеобразным «горевестником» грядущего глобального экономического коллапса. Ларуш видит выход из трагической для мира ситуации в радикальном реформировании валютно-финансовой системы. «Пусть Линдона Ларуша - отмечает В.Максименко. Ларуш убежден: «Решающее обстоятельство, на котором должны базироваться сегодня любое трезвое экономическое решение, состоит в факте глубокого и безнадежного банкротства правящих валютно-финансовых институтов – такого банкротства, при котором мировую экономику невозможно спасти без списания раздутых финансовых активов в размере нескольких сотен триллионов долларов США. Другими словами, неоплаченные финансовые требования должны быть соотнесены с сегодняшним мировым уровнем оценки общего валового мирового продукта в измерении «твердых» товаров. Без этих радикальных сокращений номинальных финансовых требований в мировом масштабе невозможно никакое экономическое выздоровление от этой надвигающейся величайшей и глубочайшей мировой депрессии». среди экономистов и политиков Запада считают диссидентом, но за последние полтора десятка лет многие его международно-политические и международно-экономические прогнозы оправдывались, и сейчас он без устали повторяет, что «начался величайший мировой финансовый кризис во всей истории»,
Линдон Ларуш подвергает сомнению основы реальности начала ХХI века: «Статистика, которую публикуют и интерпретируют американское и другие правительства, наподобие бессмысленной болтовни об «информационном обществе» и по существу мифической «новой экономике», намеренно и во все большей степени фальсифицируется, причем с той же интенсивностью отчаяния, с которой те, кто заманил инвесторов и кредиторов лживыми посулами, обычно пытаются скрыть вполне созревшее банкротство компании…Потерпела провал сама эмпиристская система бухгалтерии, связана с именами Адама Смита, Иеремии Бентама и прочих, которая под лживым заголовком «экономикс» внедряется в мозги студентов». Алармизм Ларуша более чем мрачен: «Если возобладают эти силы пособников финансовой олигархии, представленные в США Ларри Саммерсом, Аланом Гринспеном и последышами имиджмейкера Дика Морриса, весь мир вскоре увидит такие режимы и такие условия жизни, которые будут пострашнее гитлеровского режима в Германии. Но его алармизм позволяет предпринимать конкретные шаги до начала мирового кризиса: «Нашей крупнейшей ошибкой в этом столетии было то, что мы начинали экономическую реконструкцию лишь после окончания мировых войн. В наши дни... много лучше сделать это, пока очередная... война не началась».
 
Алармизм Алана Гринспена
Алармизм Алана Гринспена отличается от алармизма Линдона Ларуша. Действительно, бывший глава ФРС А.Гринспен неоднократно заявлял, что «международный финансовый кризис неизбежен и банкирам следует подумать о том, как защититься от финансовых потрясений». Российские экономисты А.Зайко и А.Бирман отметили: «Серьезные проблемы в сфере мировых финансов накапливались не один год, и о них неоднократно предупреждали крупнейшие эксперты, в том числе глава ФРС Алан Гринспен. Радикальная девальвация доллара, обесценение сбережений миллиардов вкладчиков по всему миру – лишь часть возможных последствий вероятного «идеального шторма». Никто не знает, когда он начнется. Но тем, кто выйдет из него с наименьшими потерями, будет принадлежать весь мир».
Действительно, Алан Гринспен в 90-е годы ХХ века неоднократно делал мрачные прогнозы и относительно американской экономики и относительно мировой экономики в целом. Пессимистические прогнозы не сбылись, но их не стоит забывать. Многое из сказанного бывшим главой ФРС достойно внимания и сегодня. Так, в 2003 году он предупреждал: «Помните, что всего лишь через пять лет первой когорте поколения бэби-бумеров исполнится 62 года. Это самый ранний возраст, когда можно обращаться за социальным пенсионным пособием, и это возраст, по достижении которого около половины потенциальных пенсионеров предпочитают уходить на пенсию. Примерно с 2008 доля работоспособного населения, уходящего на пенсию, начнет, как ожидается, быстро увеличиваться. Почти наверняка, выплаты по системе социального обеспечения и государственного медицинского страхования, которые в соответствии с нынешним законодательством обещаны будущим пенсионерам, не смогут быть профинансированы при существующих ставках налогов. Моделирование бюджетных процессов широким кругом аналитиков (включая тех, кто работает в Бюджетном офисе Белого дома и в Бюджетном офисе Конгресса) показывает, что быстрый рост бюджетных дефицитов, который произойдет при действующем законодательстве, когда поколение бэби-бумеров будет уходить на пенсию, может привести в движение неконтролируемые динамические процессы, при которых крупные бюджетные дефициты будут вести к росту процентных платежей, а те будут вести к увеличению дефицитов в будущем. Такое развитие событий может оказывать значительное и дестабилизирующее воздействие на экономику».
Гринспен также фокусировал внимание и на масштабах проблем: «Существенное повышение ставок налогов, направленное на то, чтобы решать наши надвигающиеся бюджетные проблемы, создает, как можно доказать, значительные риски для экономического роста и доходной базы. Точную величину этих рисков оценить очень трудно, но они имеют достаточное значение, чтобы, по моему мнению, служить обоснованием для такой постановки задачи, при которой бюджетный дефицит будет в первую очередь, если не полностью, закрываться за счет ограничения расходов. В то же время, масштаб проблемы, особенно в более поздние годы, не может быть недооценен. Совершенно ясно, что разрешение этой ситуации потребует от политиков трудного выбора, и будущая динамика экономики будет зависеть от этого выбора».
 
Тысяча и один кризис
Известная своими прогнозами Laboratoire europeenne d’Anticipation Politique Europe 2020 (LEAP/E2020) идентифицировала в 2006 году семь более мелких кризисов, которые «усилятся и превратятся во всеобщий кризис, который затронет всю планету в политических, экономических и финансовых областях, а также, наиболее вероятно, и в военной:
 
·        Кризис доверия к доллару США
·        Кризис финансового дисбаланса США
·        Нефтяной кризис
·        Кризис лидерства США
·        Кризис арабо-мусульманского мира
·        Глобальный правительственный кризис
·        Европейский правительственный кризис».
 
Реестр из семи кризисов – это всего лишь простейший презентационный формат, который может быть изменен или дополнен любым экспертом. Дифференциация кризисов – это простейший способ осмысления динамично изменяющейся реальности в поддающихся анализу аспектах. Экономист М.Делягин считает, что предстоящий мировой кризис – это кризис «другого уровня»: «Великая депрессия была, в общем, локальным явлением. Грубо говоря, изобретенный в начале ХХ века конвейер порождал крупные монополии, а государство через кризис 1929-го научилось их контролировать. Сегодня нас ждет кризис совершенно другого уровня. Он будет напоминать кризисы, связанные с изобретением письменности и книгопечатания — когда поток информации резко превосходит возможности существующих информационных систем. Кроме того, начнется процесс развала глобальных монополий. Что произойдет с семью «сестрами» — гигантскими нефтяными корпорациями, когда из-за сегментации рынка у них резко сократится сфера влияния? Нас ждет кризис всех современных систем управления, включая и государство, и корпорации, и общественные институты».
Историк А.Фурсов считает, что все кризисы являются «матрешечными», то есть взаимосвязанными, вложенными друг в друга. «В реальности каждый из «матрешечных» кризисов возможно решить только на следующем уровне, а следовательно - только в целом. И эта целостность упирается в реальность под названием «капитализм». О комплексе кризисов говорит и К.Колонтаев: «Нынешний мировой кризис развития - это целый комплекс кризисов, охватывающих все стороны жизни как развитых, так и развивающихся стран. Поэтому преодоление его традиционными средствами становится невозможным, поскольку это кризис исчерпавшей себя модели современной западной цивилизации. Основная причина, вызвавшая данный кризис - это крах под тяжестью внутренних противоречий «общества потребления», являющегося основой существования нынешней западной цивилизации, когда высокий уровень жизни населения основан на искусственно завышенном уровне потребления, который не соответствует имеющейся у этих государств ресурсно-сырьевой и производственной базе». 
Выделим знаковые кризисы начала ХХI века: кризис легитимности мировой резервной валюты, кризис доверия, нусогенный кризис, кризис «перепроизводства» и «перепотребления», а также дисбаланс в экономике, связанный с запредельным уровнем глобального спекулятивного капитала. 
 
Кризис легитимности мировой резервной валюты
«Текущий кризис - это не просто следствие падения рынка жилья, это конец 60-летнего периода развития системы кредитования, основанной на долларе как валюте резервов», - заявил в январе 2008 года на экономическом форуме в Давосе Джордж Сорос. Данное заявление, безусловно, требует осмысления. Необходимо выделить два формата делегитимации доллара: исторический и юридический, в аспекте международного права.
Известный российский ученый А.Панарин отметил историческую исчерпанность легитимности общественного признания «азартных финансовых игроков»: «Консенсус между буржуа и остальным обществом мыслился Вебером на основе протестантской этики. Аскетическая буржуазия, жертвующая собственными радостями жизни во имя накопления, могла требовать аналогичных жертв от общества и имела шанс быть понятой им. Но буржуазия азартных финансовых игроков, покрывающая паучьей сетью весь мир и самоизолирующаяся в виртуальном пространстве, где правила нормальной жизни не действуют, не имеет никаких оснований рассчитывать на общественное признание и поддержку. Катастрофа, происшедшая с новым буржуазным классом, выражается в полной утрате легитимности. Новое буржуазное богатство иначе чем паразитарным не назовешь — оно утратило всякую связь с тем, что выражается в общественном признании и заслуживает его». А отказ в легитимности «буржуа» влечет за собой и отказ в легитимности «доллара», как интегрального символа несправедливости.
Российский экономист В.Юровицкий считает, что «доллары являются нелегитимными мировыми деньгами. Нет ни одного международного соглашения, которое бы конституциировало доллар в этом качестве. А значит, США не несут перед мировым сообществом никакой ответственности за свои действия в отношении своей национальной валюты, что отражается непосредственно и на мировой финансовой системе. Аналогично и мировое сообщество не несет никаких обязательств по отношению к доллару. Мир зависит от США и их управления долларовой денежной системой, но в свою очередь и США зависят от мирового сообщества и от его отношения к доллару. И все эти отношения никак не регламентированы, не узаконены, не кодифицированы».
Действительно, наивно надеяться на то, что грядущий мировой кризис не поставит вопрос о легитимной глобальной резервной валюте. Потребуется международное соглашение о легитимной глобальной резервной валюте, а также о системе контроля над Центром, эмитирующим новую резервную валюту.
 
Кризис «перепроизводства» и перепотребления» или крушение СССР как модель будущего глобального кризиса
Экономист М.Хазин убежден, что «количество производящих мощностей в мире уже превышает возможности потребителей по покупке производимых на них товаров. А если еще учесть, что даже этот спрос существенно дотируется за счет эмиссии долларов, то становится понятно, что строить просто нерентабельно. И даже там, где это в принципе возможно, например, мощностей нефтеперегонных заводов в мире явно не хватает, они все равно не строятся. Потому что центр формирования прибыли находится в финансовом секторе, близком к долларовому «печатному станку», и делать что-то вдали от этого центра достаточно бессмысленно – все равно не окупится. Есть отдельные исключения, например, развитие мобильной связи в 90-е годы прошлого века, но это именно что исключения, поскольку во многом это развитие шло за счет резкого прироста долговой нагрузки на потребителей, которая именно в это время резко пошла вверх». М.Хазин считает, что «частично проблема решается за счет мощностей, которые строятся в Юго-Восточной Азии, но там речь как раз идет о ситуации, схожей с нашей недвижимостью – за счет крайне дешевой рабочей силы и полного пренебрежения, например, экологическими нормами, там получается сверхприбыль. И потом, не надо забывать, что по некоторым отраслям тот же Китай уже может удовлетворить спрос почти всего мира. А что дальше?» Действительно, «рост производства в любом случае должен натолкнуться на некий предел потребления даже без учёта платежеспособного спроса, который ставит планку для производства ещё ниже» (Максон).
Российский экономист А.Истратов ввел термин «кризис перепотребления»: «Сам термин «кризис перепроизводства» не совсем корректен по отношению к предстоящему кризису. Более уместно назвать его «кризисом перепотребления». Эта ситуация возникает тогда, когда инвесторам, чтобы не только сохранять, но и наращивать свой капитал становится практически некуда вкладывать деньги. На спекулятивных операциях, практически из воздуха, к настоящему времени создана огромная масса финансовых активов, которая в разы превосходит текущую стоимость реального сектора экономики. Если вдруг сразу продать, обналичить все эти акции, облигации, векселя, долговые расписки и прочие ценные бумаги – на них практически нечего будет купить. Такая ситуация была в последние годы существования СССР и называлась «тотальный дефицит». Она повлекла за собой гиперинфляцию, бартер, дробление единого экономического пространства и прочие «прелести». Но ценные бумаги можно будет либо дать обналичить за текущую курсовую стоимость – тогда все реальные фонды постепенно станут дефицитом (т.е. «перепотребление»), либо не дать, тогда рухнет фондовый рынок, акции и прочие ценные бумаги стремительно обесценятся. Тогда миллионы людей обанкротятся, другие потеряют работу, спрос рухнет, и повторится та самая депрессия («перепроизводство»). Пока что нынешним финансовым кругам США удается балансировать на лезвии бритвы, но как долго это продлится? При этом, более вероятен как раз инфляционный сценарий. Уроки Великой Депрессии слишком хорошо усвоены. Некоторые там готовы буквально «разбрасывать доллары с вертолёта» чтобы не допустить дефляции и вслед за ней депрессии и классического кризиса перепроизводства».
А.Истратов, анализируя опыт крушения СССР, выделяет следующее: «В пользу большей вероятности гиперинфляционного сценария свидетельствует и опыт рухнувшей экономики СССР. Как раз в 1988 (по другим данным в 1987) году был достигнут максимальный уровень добычи нефти в СССР. После чего, вместе с его падением в экономике страны началось падение производства, пошли инфляционные процессы, сменившиеся всесторонним кризисом, стал возникать дефицит буквально всего и через какие-то 2-3 года экономика СССР рухнула, подстегнув тем самым политические процессы распада страны. Вот классический пример «перепотребления», усугубленный другими неудачными экономическими решениями. Тем не менее, опыт гиперинфляции в России 90-х, в Германии 20-х годов, похоже, считается в США более приемлемым, чем собственный опыт депрессии, и тщательно изучается».
И.Иванов считает, что «с началом лихорадочной подготовки ко второй мировой войне «Великая депрессия» 30-х быстро сошла на нет. Лавина военных госзаказов оживила производство и покончила с безработицей. После окончания бойни «фронт работ» обеспечивало восстановление разрушенного и лихорадочная подготовка к следующему глобальному сражению - между западным и восточным - блоками. Параллельно шло их дорогостоящее соревнование в космосе и перетягивание на свою сторону стран третьего мира щедрой военной и экономической помощью. Кроме того, все последние полвека не прекращалось совершенствование производства и быта, едва успевавших переваривать новые и новые плоды научно-технической революции. То есть, в течение всего этого периода, был достаточно высокий спрос, обеспечивший заказами постоянно растущее и совершенствующееся производство…мы наблюдаем на «западе» очевидный экономический спад. Единственно разумное объяснение происходящего (как преддверия длительного и неотвратимого кризиса) состоит в следующем - потребности глобального человеческого сообщества, определяемые главным образом его сложившейся структурой и физиологическими ограничениями самого биоматериала - подошли к своему естественному пределу. В то время как производство, в идеальных условиях финансового, материального и «интеллектуального» изобилия, подталкиваемое конкуренцией и радужной перспективой постоянно растущего спроса - продолжало лихорадочно наращивать свою «массу», а главное - производительность. Что, в конце концов, и привело к катастрофическому дисбалансу возможностей цивилизованного сообщества производить и потреблять».
Необходимо отметить, что Алан Гринспен в октябре 2006 года повторил свое известное мнение о том, что промышленное производство как фактор экономического роста теряет для США свое значение, подчеркнув, что «по сути это технология ХIХ-ХХ веков». Если промышленное производство уже себя исторически исчерпало, то в чем смысл бытия человечества на новом этапе своего цивилизационного развития? И этот вопрос заставляет нас исследовать нусогенный кризис.
 
Нусогенный кризис
Историк А.Фурсов отмечает: «Неадекватность систем образования и науки современному миру, обращенность во вчерашний день, деинтеллектуализация образования, а следовательно, социальной жизни в целом - все это создает общество, в котором и верхи, и низы не способны не только справиться с проблемами эпохи, но даже увидеть их». Фурсов корректно обозначил контуры нусогенного кризиса. Нусогенный кризис – это не кризис сознания глобальной элиты. Глобальный нусогенный кризис – это кризис осмысления бытия всего человечества и каждого человека, в условиях динамично изменяющейся реальности и нарастания числа локальных и мировых вызовов.
«Надвигающийся кризис обещает быть чрезвычайно сильным и затяжным, так как созданные человечеством производительные силы огромны и способны в короткие сроки с избытком удовлетворять любой платежеспособный спрос. Именно поэтому они уже и не совместимы с капитализмом», - отмечает Д.Якушев. Необходимо признать, что нусогенный кризис непосредственно связан с цивилизационным кризисом.
С.Переслегин, обращаясь к истории, видит две взаимоисключающие версии кризиса 30-х годов ХХ века: «Альтернативная версия связывает зигзаги англо-французской политики в 30-е годы с хорошо продуманной американской политической провокацией. Крах 1929 г. особенно сильно ударил по экономике США. Ф.Рузвельт, прекрасный аналитик, пришел к выводу о структурном характере кризиса. Это означало, что выход лежит на пути разрушения сложившейся мировой экономико-политической системы. Англо-германская война могла показаться Ф.Рузвельту комфортным для США способом уничтожения Версальского мироустройства. Но для того, чтобы организовать эту войну, следовало преодолеть очевидную военную слабость Германии. Неустойчивость европейской политики создавала возможность разнообразных комбинаций в этом направлении. Впрочем, наиболее вероятна самая простая версия: не было ни сложной политической интриги, в которой Германия переиграла Великобританию, ни хитроумной американской провокации, «в которой черными играл бы весь существующий миропорядок». Причиной катастрофы стали обыкновенные ошибки. Ошибки людей, которые - ни образованием своим, ни интеллектом - не соответствовали занимаемым должностям». …
А.Панарин выделяет один из векторов трансформации глобальной элиты: «… Алиби, выданное буржуазии М. Вебером, заведомо неприменимо к буржуа новейшей финансово-спекулятивной формации. Но буржуазия, утратившая общественное алиби, вынуждена все больше отстраняться от окружающего общества и замыкаться в особую международную группу, которая рассчитывает уже не на широкую гражданскую поддержку, а на поддержку неких глобальных, наднациональных сил, имеющих свои замыслы в отношении современного мира». Панарин отмечает: «Информационная экономика» финансовых спекулянтов означает систему механизмов, посредством которых обеспечивается дематериализация капитала, теряющего всякую привязку к реальному процессу производства общественного богатства. Вследствие этого происходит превращение финансовой элиты в «игровое» сообщество, способное обкрадывать целые народы и континенты, в считанные часы сводя на нет сбережения и труд сотен миллионов людей. Такая система означает реставрацию антагонистической пары: ростовщическая диаспора — туземное население, то есть перечеркивает обретения капитализма «веберовского» типа. Сообщество спекулятивных финансовых игроков по всем показателям отличается от старого протестантского сообщества накопителей-аскетов. Игрок не скопидомничает, не ограничивает свое гедонистическое воображение, не откладывает исполнение желаний. Чем легче ему достается богатство, тем расточительнее он им распоряжается». Это позволяет нам выявить аспект нусогенного кризиса новых властителей мира – глобальных финансовых игроков.
В.Максименко выделяет неадекватность, как один из признаков нусогенного кризиса: «Общим знаменателем американского стратегического мышления после окончания «холодной войны» стал иррациональный страх перед появлением на Евро-Азиатском континенте новой сверхдержавной силы. Этот страх поддерживается сознанием конечной недостаточности финансового и энергетического ресурсов Соединенных Штатов. С точки зрения глобальной геополитики, для США не имеет значения, вокруг какого государства или объединения государств Старого Света произойдет кристаллизация нового сверхдержавного могущества - Китай, Россия, объединенная Европа или какой-то вариант евроазиатского сообщества на территориях бывшего СССР. Любая из этих перспектив (пока внешняя политика США остается в тисках традиционной для них дилеммы «континентальный изоляционизм или глобальный интервенционизм») действует на гегемона Западного полушария парализующим образом, делая все более неадекватным его международное поведение. Если спросить, неадекватным чему, ответ напрашивается сам собой: прежде всего - новейшему этапу развития информационных и материальных процессов планетарного свойства. Объективный характер этих глобальных процессов таков, что с ними, по-видимому, бессильно справиться мышление, ограниченное мировоззренческими схемами «глобального управления» прошлого века».
 
Мировая экономика и уровень спекулятивного капитала
Одна из главных проблем мировой экономики – это уровень спекулятивного капитала. «Помимо глобальной зависимости от США, в мировой экономике также существуют другие проблемы. Одна из важнейших - существование  чрезвычайно разросшегося спекулятивного рынка производных финансовых инструментов, чьи объемы уже в несколько раз превышают объемы реальных операций на товарных рынках.  Вторая проблема - проблема огромных потоков спекулятивных горячих денег, обладающих разрушительным действием на финансовые рынки. …Вспомним кризис  1997-1998 годов» (А.Смирнов) …
Уже в конце ХХ века была отмечена самоценность и самодостаточность торговли валютой: «В настоящее время годовая торговля валютой уже составляет более 400 триллионов долл., что в 80 раз превышает мировую торговлю товарами. Это — наглядный пример монетаристской самоценности обмена, теряющего товарную привязку и рождающего спекулятивную «прибыль из воздуха» (А.Панарин). А также неизбежность кризиса мировой резервной валюты: «Доллар сохраняет в настоящее время положение мировой капиталистической валюты. На его долю приходится 70-80 процентов расчетов по торговле и почти столько же процентов мировых валютных резервов. Это обеспечивает американцам возможность жить в кредит, финансируя, например, многомиллиардный импорт выпуском долларов за пределы страны. Махинации с денежными печатными станками Международного валютного фонда и Мирового банка не могут продолжаться до бесконечности» (П.Кузнецов). Причем данную позицию подтвердил директор-распорядитель МВФ Родриго де Рато в 22 октябре 2007 года: «Потеря доверия к долларовым активам может привести к внезапному и резкому обвалу американской валюты на мировых рынках».
 
Кризис доверия
М.Либиг отметил перспективы радикальных изменений в мировой финансовой системе: «Нынешний кризис может привести к смене парадигмы в мировой финансовой системе. Возврата к так называемому «нормальному состоянию» в обозримом будущем не предвидится. Привычка отказываться от сколько-нибудь ответственной оценки рисков в пользу ультрарискованных операций ради достижения быстрой прибыли достигла конечного предела. В банковской системе распространилось недоверие».
Российский интеллектуал В.Иноземцев считает, что «кризис возможен. Но не в результате роста цен на ресурсы. Будущий кризис - психологический. Это кризис доверия к американской экономике. Сейчас у США гигантский торговый дефицит. Масштабы американских долгов умопомрачительны. И этот ужасный американский долг когда-нибудь непременно обрушится на их головы. Проблема в том, что никто не знает, когда это случится». Иноземцев отмечает, что «более половины ВВП Америки - это финансово-риэлторские услуги. Вот это уже настоящий пузырь, который может лопнуть. Но до тех пор, пока люди верят, что этот пузырь надут чем-нибудь, кроме воздуха, он является экономической реальностью, так как экономика базируется на человеческом доверии. И значит, до тех пор проблема ресурсов вообще не актуальна для Америки».
А.Николаев также акцентирует внимание на психологических аспектах предпринимательской деятельности: «Как известно, рынком правят две основные силы: страх и жадность. Когда все предсказуемо, страх уступает место жадности. Для того чтобы получить еще больше прибыли, финансисты перестают обращать внимание на риски, начинают брать еще больше кредитов. А чтобы сократить затраты, они структурируют свои финансовые операции с минимальным запасом прочности (действительно, зачем покупать пальто, если на улице уже третий месяц лето?) Кроме того, любая успешная схема, способная приносить устойчивый поток прибылей, становится объектом многократного копирования (и каждая копия подспудно содержит в себе слабости и недостатки исходной модели). Поэтому чем дольше пребывают рынки в спокойном состоянии, тем больше вероятность возникновения «эффекта домино», когда отдельное незначительное событие приводит к катастрофическим последствиям». А.Панарин выделяет аспект потери контроля над финансовыми игроками как фактор, усиливающий недоверие как со стороны  государственных институтов, так и со стороны различных сообществ: «Выступая в роли «делателей денег» финансовые игроки имеют дело с их семиотической функцией, позволяющей создавать виртуальную реальность финансовых пирамид. Но, выступая как потребители богатства, они требуют за свои дутые деньги твердой наличности — и получают ее за счет ограбления всего общества. Здесь перед нами раскрывается основной парадокс монетаристской теории. Выступая как теория «дорогих денег», не рекомендующая их расточать в форме дешевого кредита ненадежных форм экономической активности, не говоря уже о расточительстве социального патернализма, подкармливающего всех «неприспособленных», она в то же время требует независимости банков как центров власти и решений от традиционных форм социального контроля, в том числе и государственного». Д.Сорос выделяет аспект бесконтрольности валютных рынков: «…все жалуются на неустойчивость валютных рынков, но никто ничего не делает, так как общественность не может жаловаться, а участники рынка операций с производными ценными бумагами делают на них прибыль — создавая неустойчивость и продавая риск против нее». …А фраза П. Уильяма Сидмэна: «Если вы до конца разобрались в нашей финансовой системе, то вы поняли, что вся она зиждется на доверии и ни на чем другом … если подрывается доверие, то все остальное подрывается очень быстро», – уже давно стала классической.
 
Направления кризиса
Известный российский экономист М.Хазин убежден, что «именно от Китая и только от него зависит сегодня благополучие мировой экономики. Точнее, то, как долго оно еще продлится и по какому направлению пойдет кризис…». Д.Сорос, анализируя азиатский кризис 1997 года, отметил: «Важное различие, спасительное для Китая, заключалось в том, что его валюта не была конвертирована; в противном случае ее поразил бы разрушительный шар, несмотря на огромные официальные валютные резервы». Напомним, что Великая депрессия 30-х годов ХХ века не коснулась СССР именно по причине неконвертируемости рубля. Но сегодня герметично закрытых экономик в мире не осталось. И именно поэтому сложно определить направление кризиса.
М.Хазин акцентирует внимание на сложности вычисления траекторий движения «волн кризиса» на следующем примере: «Китай в 2007 году начал активную реализацию программы «сброса» долларовых активов путем приобретения на них всего, что можно купить за деньги. Речь идет и о различных недвижимых активах (типа месторождений в Африке), и о технологиях, и о товарах. Например, о закупке большого количества авиалайнеров в Европе. При этом была разработана замечательная схема, при которой покупки в Европе делаются в кредит, причем в качестве залога выступают номинированные в долларах активы, в частности американские казначейские обязательства. Понятно, что в случае начала острой стадии кризиса европейские банки получат не возврат долгов в евро, а именно эти залоговые активы. Сделать тут, впрочем, уже ничего нельзя: в рамках действующей финансовой системы отказаться от таких схем просто невозможно, поскольку казначейские бумаги США имеют (в некотором смысле по определению) высший рейтинг надежности».
Другим фактором, не позволяющим определить направление кризиса, является скрытность планируемых операций. Какой глобальный «игрок» спровоцирует первую глобальную Великую депрессию ХХI века? От этого во многом зависит и направление кризиса, и список потенциальных жертв.    
 
Кто заработает на грядущем мировом кризисе
Из истории известно, что состояние Джозефа Кеннеди с 1929 по 1935 год выросло в 25 раз. Значительно выросли состояния Моргана, Баруха, семейств Ротшильдов и Рокфеллеров. А кто сможет заработать на грядущем мировом кризисе?
На форумах российских финансовых сайтов обсуждается тема «Как заработать на мировом кризисе». Внимание многих привлекла публикация в «The Wall Street Journal» Грегори Закермана (Gregory Zuckerman). В ней говорится: «Тех, кто потерял деньги на кризисе, связанном с коллапсом на рынке недвижимости – тьма. А вот малоизвестный управляющий хэдж-фондов Джон Полсон (John Paulson) на кризисе выиграл: он почувствовал неладное еще два года назад». Идея Полсона была проста – сыграть против рынков недвижимости и ипотеки. «…В 2007 год фирма вступила, имея в распоряжении 7 млрд долл. Инвесторы обеспечили 6 млрд долл. только за предшествующий год. Вкупе со средствами, собранными в 2007 году, объемы фонда достигли 28 млрд долл., превратив его в один из крупнейших в мире»…
 
Первая глобальная великая депрессия - очистительный кризис?
… Факт восстановления экономик большинства стран Юго-Восточной Азии после разрушительных событий конца ХХ века позволяет ряду интеллектуалов называть кризис 1997 года «очистительным». Но станет ли грядущий мировой кризис, который может перерасти в Первую глобальную великую депрессию, «очистительным» кризисом?
В начале ХХI века С.Мальцев отмечал: «Конец истории виртуального мира человечество переживает именно сейчас. Естественным итогом этого процесса был бы мощный фондовый кризис, в результате которого часть денежных активов должна сгореть. Вопрос - сколько. Пользуясь аналогией с 1929 годом, можно попытаться оценить потери. Только за три месяца 1929 года после начала кризиса американского фондового рынка котировки акций упали примерно на 40%. А за три года стоимость фондовых активов снизилась почти в 10 раз. Если подобное повторится сегодня, то только в США может сгореть фиктивного капитала на сумму от 4 до 9 трлн долларов, что равно объему американского ВВП. А по всему миру сгорит в два-три раза больше». Российский экономист В.Юровицкий рассматривает предстоящий кризис в формате открывающихся возможностей: «Доллар уже был конституциированной мировой валютой согласно Бреттон-Вудскому договору, который был, однако, аннулирован в 1971 году. Заключен он был в 1944 году во время такого общецивилизационного коллапса, каковым была Вторая мировая война. Итак, если в нормальных условиях, в мирное время, шансов на конституционализацию доллара в качестве мировой валюты нет, то в условиях общемирового потрясения такой шанс уже возникает».
Линдон Ларуш считает: «История требует выбрать поле боя и добиться скорейшей победы во имя всего человечества. И следует уклоняться от любых войн, уводящих мир в любую другую сторону». Ларуш убежден: «Мы должны защитить наши страны, мы должны способствовать интеграции валют и безопасности правительств. Мы должны защитить промышленность, обеспечить ее функционирование. Мы должны защитить сельское хозяйство. Мы должны поддержать дальнейшее функционирование базовой экономической инфраструктуры. И все это мы должны делать, заботясь о жизни и благосостоянии людей. Главное в том, чтобы вернуться к росту реальной экономики и сказать с облегчением: «Крах потерпели только бумажки. Мы выбросили «стоимости», которые на самом деле никакими стоимостями не были». Пусть они пропадут, но давайте сделаем это организованно, путем правительственной реорганизации соответствующих институтов через банкротство».
В начале 2008 года мир замер в ожидании мирового кризиса. Панические настроения сменяются оптимистическими высказываниями, рефреном в которых звучит: «Слава богу. Это кажется не настоящий кризис». Так было и 2001 году, и в 2003-м, и в 2006-м. Но нам сегодня необходимо помнить не устаревающее высказывание известного российского экономиста А.Кобякова: «Радоваться рано. Ведь в долгосрочном плане все предпосылки глобального кризиса сохраняются. И мировая экономика продолжает оставаться в кратере, временно спящего, но действующего вулкана».
 
 


Читайте также на нашем сайте:
 
 
 
 



Опубликовано на портале 17/03/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика